Главная Люди на кухне Татьянин день и креативная студенческая кулинария
Татьянин день и креативная студенческая кулинария

Татьянин_день_и_креативная_студенческая_кулинария

Воспоминания друзей и читателей AIF.RU Кухня посвящаются Дню студента

Растущему организму всегда хочется есть. Студент - растущий организм. Следовательно, студент всегда хочет есть. Это элементарная логика.

Студент - растущий организм. Карман растущего организма всегда меньше желаемого, ибо отстает в росте от студента.

Это правда жизни.

 

Не всем в студенческие годы везет так, как нашему действующему Президенту. Он ведь, по собственному признанию, был «богатым человеком» уже тогда - благодаря подработке дворником в кинотеатре. «Это единственное, что можно было найти, но за это платили, по-моему, 100 или 120 рублей. Вместе с 50 рублями стипендии я был богатый человек. Мог водить девушку в кафе регулярно», - поделился наш гарант воспоминаниями с ныне действующими студентами.

Чуть позже ДАМ дал ценный совет из собственной практики: хочешь получить «пятерку» на экзамене - сдавай его голодным. И в конце - утешил. Во времена студента Димы Медведева в университетской столовке «… могу вам честно сказать, еда была отвратительной. Есть было невозможно. Сейчас все стало гораздо вкуснее».

Не убеждена, но… вспомним, как ЭТО было.

Жареный лук добавляли всюду!

Наталья Шулакова , исполнительный директор GeneRA

Я училась в Новосибирском университете, на физфаке, в начале, как теперь говорят, «лихих девяностых». Считается, что студенческие годы - голодные, но тогда вся страна по талонам жила и в очередях в остроумии упражнялась. А студенты еще упражнялись в кулинарном креативе - ну, суп там из топора, обед из табуретки и т.п.

Среди прочих излишеств, чемпионом зрительских симпатий был у нас лук. Жареный. Добавляли мы его всюду, до чего

ложка дотягивалась: в каши, на хлеб, к яичнице, просто вприкуску ели…

Именно там я научилась варить пшеничную кашу, к которой, конечно же, тоже добавляли жареный лук. Иногда с морковкой. Еще тогда уже была «быстрая» лапша и супы из пакетов. Туда крошились, по возможности, сосиски, добавлялись кетчуп с майонезом, сыр…студенты, что скажешь!

Однако! Должна признаться, что у нас и ребята с Дальнего востока были, и истории тазиков с красной икрой - мол, соседи, возьмите, кто сколько может - уже смотреть на нее не можем, тоже имели место!

В общем, не ем я больше рассольник

Дмитрий Шилов, юрист независимого аналитического агентства «Инвесткафе»

Мои воспоминания о «студенческой еде» довольно-таки хорошие и теплые, даже вне зависимости от того, что ограничены были стандартным меню, утверждаемым на уровне Министерства обороны. Да, мои студенческие годы прошли «в сапогах», в стенах одного из высших строительных военных училищ.

И, пройдя такой вот «кулинарный техникум на примере своего желудка» я теперь точно знаю, какие блюда я не ем вовсе. Например, я не ем первые блюда практически никогда. Исключение - это кухня моей супруги и родителей.

Что запомнилось из минобороновского меню в разделе «первые блюда», так это суп рассольник. Его варили в огромных электрокотлах, литров эдак по 300 каждый, и разливали специальными черпаками (прототип обычной совковой лопаты с элементами поварешки объемом литров восемь) в специальные, так сказать, кастрюли - по 12 литров, которые потом «подавали на стол» курсантам-питомцам. Я никогда не забуду запах этого «варева», это нечто! В общем, не ем я больше рассольник.

Еще одно блюдо, на котором хотелось бы остановиться - это жареная селёдка. Такое встречал только в армии. Рецепт прост - обычную селедку среднего качества, а может и просроченную, в целях «чтоб не отравился никто» жарят в течение нескольких минут. Как бы ни был голоден курсант, а такую «рыбу» практически никто из нас не ел.

Хочешь - не хочешь, а навыки приготовления пищи, так необходимые каждому мужчине, были мною приобретены именно в этот период времени. О чем, собственно, никогда не жалел.

Моя кулинарная слава воссияла на мехмате

Феликс Ручаевский, ресторатор, шеф- повар, консультант

С детства я хотел стать поваром .Шеф-поваром, иначе зачем хотеть? Но жизнь, а вернее родители, посчитали иначе и мне пришлось поступить в технический ВУЗ на механический факультет( сразу после него я закончил другой институт и стал таки инженером -технологом общественного питания).

Ну а что такое мехфак? Это сто ребят и три девчонки, поэтому готовить никто практически не мог, да и не хотел. А я с детства любил кухню и готовил везде, где приходилось бывать. Поселили меня в одной комнате с пареньком из таджикского Ленинабада (ныне Ходжента) Али Усмановым, который, как любой среднеазиатский мужчина, мог великолепно готовить плов и лагман. Вот тут- то и воссияла наша кулинарная слава.

В столовой мы не питались, готовили дома и поверьте, что мы не жарили колбасу докторскую 70-ых годов с яйцами, а если и варили пельмени из знаменитых останкинских пачек, то только в супчике или жарили их потом на маслице. Кроме того, что к нам всегда старались придти в гости, нас еще и приглашали на дни рождения готовить. Но рассказ мой не о том…

После 5-го курса мы были на военных сборах на Украине и после месяца воинской службы вернулись в Москву. Еще по дороге в поезде мы - пятеро верных друзей, решили отметить и возвращение, и получение званий лейтенантов настоящим пиром. Оставшихся на пятерых денег хватило, чтобы купить три бутылки недорогого портвейна и одной достаточно крупной утки, которую я решил запечь в духовке на общей кухне нашей новой общаги.

И вот утка запекается, натертая солью и чесноком, как в знаменитой Кулинарии - книге 1955 года издания и бывшей и ранее и теперь моей настольной книгой. Мы с нетерпением ждем в комнате завершения процесса, потихоньку прикладываясь к винцу.

Наконец, момент настал. Я пошел за уткой. В дверях кухни я столкнулся с пареньком (на этаже жили абитуриенты) с нашим противнем в руках, который пытался утащить наше сокровище! Поверьте, я настолько опешил, остолбенел и растерялся, что сначала просто застыл на месте, а потом заорал - да так, что через секунды пол- этажа, включая моих друзей, были рядом.

Я не стану рассказывать что было далее, вы и сами догадаетесь…

Думаю, что абитуриент этот на всю жизнь запомнил, что нельзя посягать на самое святое для бедного студента - еду, и что аппетит к уткам у него был отбит на долгие годы. Ну, а утку мы съели, и вино допили, и этот случай всегда вспоминаем, если доводится встретиться, и я вспоминаю всегда, когда готовлю уток.

Сосиски после преферанса - «поехать в реанимацию»

Сергей Удалов действительный государственный советник Санкт-Петербурга 3-го класса , на пенсии

Извольте: я заканчивал Ленинградский политех, физмех. Для начала.

О ту пору мною готовились:

1) жареная на сале (присланном родителями) картошка и квашеная капуста (тоже родителями присланная), заедаемые ржаным подовым хлебом с селёдочным маслом (из магазина) и запиваемые разнообразными горячительными (водка, грузинские, венгерские, болгарские, румынские и молдавские вина) и тонизирующими напитками (пиво, квас, чай).

2) яичница разнообразных видов.

3) В промежутке между 5-ми курсами (был отчислен «за поведение, недостойное советского студента», но восстановлен через 8 месяцев с условием, что поеду в колхоз поваром кормить первокурсников): суп гороховый со свининой, щи из белокочанной капусты со свининой, рыбный суп из консервов, на завтрак манная, перловая, пшённая, овсяная каши, кисели, компоты...

Всего не перечислишь...

Кормил вдвоём с напарником Валерой Лукиным, тоже восстановленным после службы, около 200 человек. И работали в городе сутки через трое - родители кран перекрыли. На ДР (бёзники) виновникам готовили торт «Наполеон». А поскольку в поварятах и поварёшках недостатка не было, пока они после завтрака мыли посуду, готовились к обеду - чистили овощи, грели воду, - мы с Валерой успевали съездить из Колтушей на Ржевку за пивом, которое привозили в молочной фляге (кажется, 40 литров).

И всё это время, с 1 курса до защиты - чебуречные (хазани хоровац, чебуреки, чанахи - всё это и именно в такой последовательности), фирменная сосисочная №1 на Невском, в подвале напротив магазина «Чай кофе». Это по утрам, после ночного четвергового преферанса, называлось «поехать в реанимацию».

Меню любимого тогда ресторана «Баку» не буду приводить, также как и «Охотничьего домика» на Удельной.

Потом был Стокгольмский Университет: 1) форель, мной выловленная, жареная или малосольная; 2) щука, мной выловленная, жареная или уха рядовая из неё; 3) окунь, мной выловленный, жареный или уха из него; 4) грибы белые, мной собранные, жареные с картошкой купленной, или суп из них.

Меню ресторанов Стокгольма и Упсалы приводить не буду, равно как и отеля, где проживал за счёт гранта... А жаль...

С ностальгией вспоминаю стекляшку «Елочка»

, заместитель руководителя Службы информации РБК-ТВ

Годы моей учебы на журфаке МГУ пришлись, пожалуй, на самые «голодные годы» - вторая половина 80-х прошлого века.

Сейчас с ностальгией вспоминаю стекляшку «Елочка» напротив Библиотеки им. Ленина. В первые дни после стипендии мы ходили туда каждый день, пока не заканчивались деньги. Самое яркое воспоминание - бутылочки с уксусом, которые стояли на столах, и можно было бесплатно поливать уксусом пельмени. Интересно, а сейчас кто-то ест пельмени с уксусом?

Из домашних блюд были бутерброды с майонезом, благо, что эти два продукта не пропадали из продажи. Если было время или торжественный случай, то куски белого хлеба намазывали майонезом и запекали в духовке. Не было - ели прямо так. И в праздники еще было «икорное масло» … из чего его делали, не знаю, но было вкусно!

И, наконец, один продукт, который почти всегда был в продаже - макароны. Что мы с ними только не делали! Варили в молоке: это был суп, посыпали сыром - второе, и сахаром - десерт.

Пельмени со вкусом «Пионерской правды»

Валерий Мальцев, Заместитель генерального директора ЦКТ «PRопаганда», Президент общественной организации «Лига Шашлыка»

Я заканчивал журфак Воронежского университета, потом - Плехановку. И там, и там, главным студенческим любимцем были, конечно, пельмени, причём обязательно из легендарной пельменной на улице Пушкинская. Они были странновато-резиновые, всё время самовольно расчленялись и очень часто были вообще без мяса. То есть точнее так: пельмени и мясная начинка в той пельменной существовали как-то порознь. А если начинка и попадалась на кривую алюминиевую вилку, то она (начинка, естественно) обязательно была переперчена, пересолена и со вкусом газеты (судя по последующей изжоге, это однозначно была «Пионерская правда»). Но под пиво и горчицу всё проскакивало почти без катастрофических последствий для кишечного тракта.

Горчица (русская, ароматная до слёз), кстати, сильно помогала в жизни. Когда не было денег даже на дешёвые пельмени, то очень в ходу были так называемые «бутерброды Петра Первого»: кусок хлеба (бесплатно) намазывался горчицей (бесплатно) и сверху присыпался перемятым в труху лавровым листом (тоже бесплатно). Для плотности консистенции это всё можно было примять пальцем. Вкус этого блюда считался пикантным. И потому популярность «петровских» бутербродов была велика, особенно на первых курсах вуза.

Святое блюдо для студентов - это кабачковая икра: за раз два-три литровых банки, не меньше. Это только на обед. Вечером уходило побольше, особенно вместе с разломанным батоном (каким найдётся, хоть с изюмом). Иногда «для нажористости» в икру намешивали кусочки сухарей. А однажды перемешали икру с сухофруктами (яблоки, курага, инжир, чернослив). Продукты мы таким кулинарным волюнтаризмом, конечно, испортили безоговорочно, но на наш аппетит в тот день это никак не повлияло. Сожрали всё без остатка.

Ещё один «король» студенческих столов - «колбасный» сыр. Он был замечателен тем, что мог быть раскрошен на огромное количество мелких-мелких кусочков. А это «закусочное» свойство продукта очень ценилось. А ещё у «колбасного» была замечательная, даже легендарная, отрыжка (сейчас бы мы это назвали послевкусием): тягучая, продолжительная, с этаким солёным дымком. Красота, да и только!

Ну и, наконец, особым уважением пользовалось сало и его прямой родственник - шкварки. Это, конечно, уже не проходные студенческие блюда, а почти что праздничные. Потому что употреблялись преимущественно под жареную картошечку с репчатым луком и под «беленькую». Особенный смак - это шкварки с толстой свиной кожей: и прожевать нельзя, и выплюнуть невозможно. Говорят, что такие шкварки (при систематическом употреблении) даже зубам здоровой белизны придавали…

 

Фотогалерея