Главная Кухни Мира Бургундия хочет называться всемирным наследием А как же Бордо Шампань Коньяк
Бургундия хочет называться всемирным наследием А как же Бордо Шампань Коньяк
 Бутылка красного бургундского Romanée-Conti стоит €7,000 - €13,000

В связи с тем, что древнейшие виноградники региона надеются получить статус объектов, охраняемых Юнеско, известный историк виноделия Джон Личфилд объясняет, почему такая огромная честь может встретить кислый прием со стороны конкурирующих регионов.

«Край» земли

Представьте себе виноградник размером в полтора футбольного поля, окруженный узкими дорожками и грунтом. Лозы винограда и комковатая почва образуют неровную площадь с кусочком земли, присоединенным к одному из краев. Знак уведомляет посетителей, что они свободно могут смотреть и изумляться, но прикасаться к чему-либо или входить запрещено. Никаких других признаков, говорящих вам о том, что вы находитесь перед лицом истинного величия нет. И намека на то, что это виноградник Roman e-Conti, производящий самое дорогое вино в мире, вы здесь не увидите.

На другой стороне узкой грунтовой дороги расположен другой легендарный виноградник - Richebourg. Бутылка этого красного вина стоит скромно: от €500 (f440) - до €1,000. Бутылка Roman e-Conti, чьи 16 акров виноградников начинаются по непонятной причине на стороне грунтовой дороги Richebourg, стоит уже €7,000 и €13,000.

Оба являются частью сборной солянки из 1000 небольших по большей части виноградников , которые составляют Côte d'Or в центральной Бургундии. Почему вино с левой стороны грунтовой дороги должно стоить в 10 раз дороже, чем вино с правой стороны? Кто впервые провел эти границы?

Форма небольшого виноградника Roman e-Conti, включая присоединенную позднее часть на южном крае, существует уже не меньше 600 лет, а может быть и гораздо дольше. То же верно и для соседних виноградников, чьи границы имеют даже более странные формы, похожие на осколки разбитого винного бокала.

Каждый из них производит знаменитые красные бургундские вина «grand cru»(Гран Крю - лучшие марочные вина Франции) : Richebourg, La Roman e, La Grande Rue, La Tâche, Roman e Saint Viviant. Шесть из 32 этих марочных бургундских вин ютятся здесь, в одной деревне. Все используют ту же разновидность сорта винограда Pinot Noir. Все они превосходны. Все они имеют тонкие различия - или, согласно мнению экспертов, радикальные различия. Ни одно из них, кроме разве La Tâche, постоянно не достигают такого высокого и волшебного уровня, который достигает Roman e-Conti.

Роальд Даль писал в своем произведении «Мой дядя Освальд» (My Uncle Oswald): «Прочувствуйте этот аромат! Вдохните этот букет! Попробуйте его! Пейте его! Но никогда не пытайтесь описать его! Невозможно описать словами эту изысканность! Пить Roman e-Conti это все равно, что испытывать оргазм одновременно во рту и в носу».

В местной винной терминологии, небольшие виноградники причудливых форм в Бургундии известны как «края», термин, впервые зарегистрированный в юридических документах XVI века. Полагают, что границы были нанесены на карту гораздо раньше монахами-цистерцианцами в IV веке. Методом проб и ошибок - путем проведения дегустаций и анализа в течение многих лет - монахи обнаружили, что вина, находящиеся по соседству, могут иметь разное качество и вкус. Сейчас началась компания, направленная на то, чтобы Юнеско объявила «края» - землями, входящими в мировой фонд.

А кто против?

Компания не будет поддержана теми, кто еще раз попытается восстановить традиционное французское мнение о том, что «настоящее» вино может быть только из определенного региона. Другими словами, настоящее вино это не модифицированное или смешанное на фабриках, а продукт комплекса местных природных условий, который объединяет в себе непереводимое с французского слово «терруар» (прим.ред. - магия земли).

Кампания также может не понравится другим, не менее знаменитым производителям французского вина из Бордо (Bordeaux), которые не могут похвастаться таким же древним энологическим (прим.ред. - относящимся к науке о вине) происхождением, как Бургундия. Почему нужно воздавать должное только виноградникам Бургундии? Почему бы не воздать должное и виноградникам Бордо, Шампани и Луары, провинции Коньяк?

Жители Бургундии настаивают, что кампания по введению их виноградников в мировой фонд не просто в местной гордости. Они утверждают, что их виноградники дают самое ясное, проверенное векам представление о том, как человеческий гений, черпая накопленные знания, может работать с бесконечным многообразием природы и превращать обыкновенный алкогольный напиток во что-то действительно восхитительное (великое вино).

Два пути: для всех и бургундский

В век однообразия и мировых брендов, виноградники Бургундии, приводят они аргумент, являются напоминанием о том, что подлинность и настоящее качество должно иметь корни в традиции и местном колорите. Едва ли вы найдете больше местного колорита, чем в виноградниках Côte d'Or, которые занимают площадь в 20 миль и производят сотни превосходных вин, используя только 2 сорта винограда. Pinot Noir для красных вин и его кузину Шардоне для белых.

Не все они так недосягаемо дороги, как Roman e-Conti. Бутылочка местного деревенского «апеласьон» Vosne-Roman e, может стоить всего f20.

Оберт де Вилейн (Aubert de Villaine), совладелец Roman e-Conti, является президентом компании по объявлению «краев» Бургундии «мировым наследием человечества». В эксклюзивном интервью, г-н de Villaine, чья семья владеет Roman e-Conti вот уже семь поколений, рассказал The Independent почему кампания вышла за рамки давнишних споров во Франции о местных винах («vins d'appellation»), против вин Нового Света, которые «смешиваются», чтобы угодить вкусу покупателя.

«Мы говорим здесь не только о свойствах природы, но о человеческих качествах и достижениях», сказал г-н de Villaine. «Мы говорим о том, что на протяжении многих веков, эти, казалось бы, случайные границы между виноградниками, на самом деле были спланированы и выбиты в мраморе нашими предками. Они понимали, что поступая так, они могут получить нечто уникальное и чудесное. Этот непрерывный поиск способов улучшить качество, для разнообразия, кое-что говорит о человечестве. А также говорит о том, что может быть, возможно, если мы будем работать вместе, а не против многочисленного разнообразия, которое можно найти в природе».

Бургундское чудо

Да, но как же это возможно, что такое разнообразие во вкусе и качестве производится из одного и того же сорта винограда на такой небольшой площади? Г-н de Villaine втал и подошел к окну, из которого видна вся панорама виноградников «grand cru» (Гран-Крю) в Vosne-Roman e. Он указывает на лозы в низине первой впадины, как раз до того, как они переходят в равнину, на местной терминологии, так называемое предгорье.

Здесь почва относительно глубокая и плодородная, омываемая сверху осадочными породами, но не настолько глубокая, чтобы корни лозы «ленились». Почвы у лоз, растущих дальше по склону, больше, но виноград, который они дают, менее насыщен и многокомпонентен. Здесь, у подножия впадины, корни достигают известняковых пород, причудливо расположенные под поверхностью. Т.к. корни проникают в различные слои скалы, они питаются различными комбинациями минералов и этим объясняется тонкие отличия вкуса у лоз, растущих в одном и том же винограднике на расстоянии всего в нескольких метрах друг от друга.

Монахи, которые владели землей в средние века, ничего о геологии не знали. Но именно они заметили, что собирая виноград с определенных частей склона, они могут делать вино разного качества и вкуса. «Взгляните на Richebourg», говорит г-н de Villaine. «Он растет на склоне, в то время как Roman e-Conti остается в подножии. Почему границы были сделаны именно так? И когда? Нам известно, что границы Roman e-Conti уже были определены, почти до последнего метра, в переделах их сегодняшних границ, когда он был продан монахами в 15 веке. Мы можем только делать вывод о том, что эти границы явились результатом тщательных дегустаций и экспериментов в течение многих веков до этого».

Почему Roman e-Conti - и La Tâche, также принадлежащие владению Roman e-Conti - больше всего ценятся среди их чудесных соседей? Должно быть, есть что-то в месте, где они расположены, предполагает г-н de Villaine, которое придает винам особенно сложный и богатый «терруар». 

Умрет ли «терруар»?

Другие будут все время добавлять, что эти виноградники крошечны (в 2009 было выпущено только 6,000 бутылок Roman e-Conti) и были в одних руках десятилетиями, поэтому это гарантирует качество и постоянный спрос.

В среднем ценовом сегменте винного рынка, Франция, кажется, перестает верить в «терруар». В прошлом году было объявлено, что новый департамент по маркетингу вин попытается перестроить французский экспорт, скопировав подход таких стран, как Австралия. «Купажные» французские вина, сделанные из винограда, привезенного из разных областей, или из одной, должны продаваться на рынке под простыми, узнаваемыми наклейками.

Означает ли это смерть «терруара»? Многие специалисты этого опасаются. Но г-н de Villaine указывает на тот факт, что все больше и больше виноделов в Австралии, Новой Зеландии и США ищут самые лучшие «терруары» или «края» в своих собственных странах, чтобы поднять качество, придать отличительный вкус своим винам.

«На рынке вина существует два параллельных пути развития», говорит г-н Villaine. «Есть желание придать однообразность, надежность и выпускать простые узнаваемые бренды. Но есть также и возрастающее желание со стороны некоторых производителей и покупателей получать нечто более аутентичное и особенное».

Еще одним аргументом в пользу того, чтобы воздать должное «краям» Бургундии, который он приводит, является тот факт, что поиски качества и аутентичности, основанные именно на понятии того места, где растет лоза, начались 1500 лет тому назад, до того, как появилось понятие сегментации рынка. А традиции следует уважать, не так ли?

 

Фотогалерея